-



   Сент-Экзюпери А. вариант 2




doc.png  Тип документа: биографии


type.png  Предмет: Сент-Экзюпери А.


type.png  ВУЗ: Не привязан


size.png  Размер: 0 b

    Сент-Экзюпери Антуан де родился в 1900 г. в Лионе в семье аристокраᴛᴏʙ, но воспитание получил в духе демократических традиций. Незаурядные способности к рисованию, технике, литературе привели и тому, что, получив среднее образование, он поступил в 1919 г. в Школу изящных искусств. Окончив школу, Сент-Экзюпери записался добровольцем в военно-воздушные силы, ᴨᴏᴛом трудился на черепичном заводе, учился на летчика

. В 1926 г. получил диплом пилота гражданской авиации и стал работать на почᴛᴏʙых линиях. К этому времени относится публикация его первого рассказа «Летчик»

. В 1927— 1929 гг. служил начальником аэродрома в Северной Африке. На базе   впечатлений тех времен создал высоко романтичный роман «Южный почᴛᴏʙый» (1929)

. В 1929—1934 гг. Сент-Экзюпери трудился пилотом в Южной Америке, в Африке, был летчиком-испытателем. Оставаясь восторженным идеалистом, он написал роман «Ночной полет» (1931)

. В 1939 г. за книгу «Планета людей» получил весьма престижную литературную премию Французской академии

. В 1937 г. отправился в Испанию газетным репортером

. В репортажах, статьях и очерках клеймил фашизм, с начала Второй мировой войны сказалась ненавистью к фашизму. Сражался против захватчиков в качестве военного летчика.     В 1940 г. после вторжения гитлеровских войск во Францию эмигрировал в США. Там написал повести «Военный летчик» (1942) и «Письмо заложнику» (1943), одни из лучших в литературе движения Сопротивления

. В 1943 г. перебрался в Северную Африку, и продолжил карьеру военного летчика. Там написал сказку «Маленький принц», которая признана вершиной его творчества. Летом 1944 г. не вернулся из разведывательного полета.

Посмертно (1948) была опубликована незаконченная книга Сент-Экзюпери «Цитадель», состоящая из притч и афоризмов.

Похожие документы


Сент-Экзюпери Антуан вариант 2
Реферат выполнила: учащаяся 9 «Д» класса Паршина Н. П. г. Екатеринбург 2000 Я выбрала тему «Антуан де Сент-Экзюпери», потому что Сент-Экзюпери принадлежит к числу немногих романистов и философов, действия которых породила земля. Он не просто восторгался людьми действия, он сам участвовал в деяниях, которые писал. На протяжении десяти лет он летал то над Рио-де-Оро, то над Андийскими Кордильерами; он затерялся в пустыне и был спасен владыками песков; однажды он упал в Средиземное море, а в другой раз - на горные цепи Гватемалы. Он сражался в воздухе в 1940 году и вновь сражался в 1944-м. Покорители Южной Атлантики - Мермоз и Гийоме - были его друзьями. Отсюда та достоверность, которая звучит в каждом его слове, отсюда же берет начало и жизненный стоицизм, «ибо деяние раскрывает лучшие качества человека».[1]...

Сент-Экзюпери Антуан вариант 1
Антуан де Сент-Экзюпери (1900-1944) Яркая личность, замечательный французский писатель Антуан де Сент-Экзюпери родился в очень знатной, но не слишком состоятельной семье страхового инспектора в Лионе. Когда отец умер, Антуан переезжает со своей матерью в родовой замок на морском побережье, а после окончания коллежа отправляется в Париж и в 1919 г. поступает в Академию художеств на архитектурное отделение. Однако вскоре он увлекается профессией летчика, сдает необходимые экзамены и с 1922 г. работает в разных авиакомпаниях. Одновременно Сент-Экзюпери начинает пробовать свои силы в литературе: его первая новелла, опубликованная в 1926 г., была основана на профессиональных впечатлениях и носила название "Летчик". Эту тесную связь между своими занятиями в авиации и сочинительством Экзюпери сохранит навсегда: все его книги прямо связаны с драматическими и в то же время обыденными событиями его жизни, с его личными впечатлениями и размышлениями....

Сент-Экзюпери А. вариант 4
    Книги Антуана де Сент-Экзюпери, — французского авиатора и писателя, вот уже более полувека пользуются в нашей стране заслуженной популярностью. Большинство изданий, помимо собственно произведений, содержат статьи литературоведов и исследователей, повествующие о жизни «летающего пророка двадцатого столетия», его характере, мировоззрении.     В них практически всегда, так или иначе, говорится, что «мы не сможем полностью понять творчество Сент-Экзюпери, не поняв, чем для него являлась авиация». Однако именно факты из его летной биографии до сих пор входят в число малоизвестных.     Здесь, на страницах журнала, мы лишь дополним уже опубликованные исследования материалами французских биографов, многие из которых сами летали и строили крылатые машины.     ПЕРВЫЙ ПОЛЕТ     Первое свидание с небом произошло у будущего авиатора в двенадцатилетнем возрасте. Это событие принято связывать с именем Жюля Ведрина. Никто не знает, как родилась эта версия, ибо ни тот, ни другой никогда не говорили об этом. Но, видно, она оказалась достаточно красивой: Ведрин знаменитый авиатор, герой войны, да и вообще яркая личность, — и потому версию стали повторять, не проверяя.     Лишь недавно обнаружили единственное документальное свидетельство, а именно — открытку с изображением первого самолета и пилота, «давшего воздушное крещение». Причем подписанная самим Антуаном. Истина оказалась ничуть не хуже легенды.     Итак, на открытке изображен моноплан LBerthaud-W (Берта — фамилия промышленника, финансировавшего разработку), созданный в 1911 году братьями Петром и Габриэлем Вроблевскими.     Эта многообещающая конструкция, увы, не «завоевала небо». Не суждено было дожить до эры господства металлических монопланов и талантливым братьям-авиаторам — 2 марта 1912 года они погибли в испытательном полете на третьем и последнем экземпляре своей машины, после чего работы по ней были прекращены.     Габриэль Вроблевский (именно он «крестил» Антуана в июле 1912-го) получил свой диплом пилота всего за месяц до этого вошедшего в историю события. Диплом имел номер 891. Летная карьера Сент-Экзюпери началась лишь девять лет спустя, уже после Первой мировой, но именно тогда, в своем первом и единственном «детском» полете, он, можно сказать, приобщился к духу «детства» самой авиации.     Опередивший время аэроплан инженеров-самоучек, пилоты, робкие полеты ради самого факта преодоления земного притяжения, и, наконец, ореол тайны и подвига — все это не могло не оставить глубочайшего следа в юной душе.     Согласно большинству кратких биографий, Сент-Экзюпери поступает в ВВС в 1921 году и со званием рядового назначается авиамехаником. Однако вскоре становится гражданским летчиком, после чего проходит обучение на летчика военного. Странная формулировка, но никакой ошибки в ней нет. Правда, чтобы понять это, требуются некоторые комментарии. Вот что рассказывает Робер Аэби, первый летный инструктор Сент-Экса:     «Это случилось в апреле 1921 года, в воскресенье, на аэродроме Нойхоф. Прекрасным весенним утром мы вывели из ангара все самолеты компании Трансаэрьен — один „Фарман“, три „Сопвича“ и один „Сальмсон“. Пять самолетов на компанию, в которой я был единственным летчиком… Правда, братья Моссэ — Гастон и Виктор — содиректора, тоже были пилотами.     Мы надеялись получить линию Страсбург — Брюссель — Анвер, но конкуренты опередили нас. Тогда компания преобразовалась и теперь предлагала клиентам полеты по заявкам, крещения, воздушные съемки. Особенно крещения.     Как раз приближался клиент. Одет не очень хорошо — кепчонка, платок на шее, брюки без складки.     - Можно получить воздушное крещение?    - Да… Но это будет стоить 50 франков.    - Согласен!     И он устраивается в „Фармане“. Я делаю с ним круг. Десять минут, по обычному маршруту. Сажусь, рулю к ангару, вылезаю из самолета.     - А еще раз?    - Но это обойдется вам еще в 50 франков!    - Да, да! Я согласен.     И мы полетели. На этот раз я показал ему то, что он хотел — север и юг Страсбурга, Вож, Рейн. Он был в восторге. Я еще не знал его имени. После посадки попросил его записать свое имя на бумаге. Тогда я и прочитал: Антуан де Сент-Экзюпери. Он сообщил также, что приписан ко 2-му истребительному авиаполку (его ангары располагались по соседству с нашими) для прохождения военной службы.     Через некоторое время он опять появился, но уже в военной форме.     - Вы меня узнаете?    - Ну, конечно.     И без лишних предисловий: — А можно полетать самому?     - Всегда можно, но чтобы смочь летать, надо уметь летать! Нужно пройти обучение.    - Я именно это и хотел узнать… А здесь это возможно?    - Да, но при некоторых условиях. Прежде всего, нужно разрешение вашего командира, ибо он за вас отвечает. И потом, надо договориться с директором по поводу цены.     Через несколько дней командир части полковник Гард согласился, против всех правил, в виде исключения (тут определенно было что-то невероятное), разрешить молодому солдату научиться пилотировать.     18 июня 1921 года, суббота. В этот день (можно сказать, это была почти историческая дата!), Сент-Экзюпери совершил свой первый полет с инструктором на LФармане-40.     Если верить моей летной книжке, за вторым полетом в тот день последовал и третий… И уроки продолжались, к удовлетворению ученика и учителя.     Недели через две у нас был уже 21 вывозной полет и 2 ч. 5 мин. полетного времени. Неожиданно нам пришлось оставить „Фарман“, мотор которого отдал Богу душу, и я перевел своего питомца на „Сопвич“, более строгую в пилотировании машину. В пятницу, 8 июля, я дважды вывез его на этом новом самолете.     На следующий день в 11 часов я еще раз вывез Сент-Экзюпери на „Сопвиче Полуторастоечном“. В 11 ч. 10 мин. мы были на старте для второго полета. Я вылез с переднего сиденья.     - Взлетайте! Один. Я вас выпускаю. Когда будет пора приземляться, я пущу зеленую ракету. Пошел!     Стартовал он нормально. Руление ровное, взлет — безукоризненный, вот он набирает высоту, правильно разворачивается влево, проходит по ветру, заканчивает кругу полосы… Я пускаю зеленую ракету… Он заходит на посадку, но слишком высоко и на слишком большой скорости…     Пять метров до земли, — и сейчас он либо „проскочит“ полосу, либо потеряет скорость и сорвется в штопор, — но он делает единственное, что остается в таких случаях — вновь газует.     Сент-Экзюпери уверенно начинает вторую „коробочку“, — похоже, это маленькое происшествие не вывело его из равновесия, — и когда я опять посылаю зеленую ракету, нормально заходит, красиво садится, и возвращает самолет в ангар.     После полудня я пошел к полковнику Гарду и доложил, что выпустил рядового Сент-Экзюпери. Он подумал, посмотрел какие-то бумаги в папке, и обронил:     - Остановиться на этом.     Наши совместные полеты в Трансаэрьен закончились.     Влюбленному в небо солдатику удалось уговорить командиров на еще один беспрецедентный шаг — позволить летать летнабом (в том числе и на новых двухместных истребителях SРФD-20 „Эрбемон“) и обучаться на воздушного стрелка, опять же, без назначения на соответствующую должность.     Ну а вскоре любительский опыт был повторен на новом качественном уровне и соответственно задокументирован. Узнав о наборе добровольцев для службы в 37-м истребительном авиаполку, базирующемся в Марокко, Сент-Экзюпери сразу же подал рапорт. Там он дослужился до капрала, но главное — обучился на истребителя. Экзамены сданы на „отлично“, и ему предлагают поступить в школу офицеров запаса, где он встречает своего старого приятеля Жана Эско. Предоставим слово ему…     »3 апреля 1922 года Сент-Экзюпери был принят курсантом в школу офицеров резерва ВВС в Аворе. Самым срочным делом для нас тогда было узнать, как мы сможем возобновить полеты. Действительно, программа, венцом которой был диплом летнаба, включала теорию (навигация, метеорология, связь, боевое применение) и летную практику, но именно в качестве летнаба.     В конце концов, нам объявили, что мы можем летать в качестве летчиков до начала занятий, то есть с 6 до 8 утра. Так наши дни оказались заполненными до отказа.     В конце стажировки высокие выпускные баллы дали нам возможность самим выбрать место будущей службы. Получилось так, что у нас сработал одинаковый рефлекс — оказаться поближе к дому. И получив звание младших лейтенантов, мы разъехались каждый в свою сторону — он в 34-й авиаполк в Бурже, а я — в Лион-Брон, в 35-й.     За два года срочной службы Сент-Экзюпери получил в результате уникальную подготовку, — невозможную в других, с виду более благоприятных условиях, — освоил пилотирование самых различных самолетов, побыл и штурманом, и летнабом, и стрелком, изучил вопросы применения авиации. А ведь помимо всего этого, он был еще и механиком… Последнее стоит помянуть особо.     В 1926 году Сент-Экс вновь начал карьеру летчика, теперь уже гражданского, — с мастерских. Вспоминает Дидье Дора, директор Авиалиний Латекоэра:     «Я принял Сент-Экзюпери и с первого же дня заставил его подчиниться режиму, общему для всех его товарищей-пилотов: все они должны были на первых порах работать бок о бок с механиками.     Так же как и механики, он прослушивал моторы, пачкал… руки смазкой. Он никогда не брюзжал, не боялся черной работы, и скоро я убедился, что он завоевал уважение рабочих…     Школа наземных служб пригодилась Сент-Экзюпери и в личной жизни точнее, когда у него появился собственный самолет. Не буду вдаваться в подробности, но скажу одно — он жил тогда небогато, но аэропланом владел.     »6500 ЧАСОВ В НЕБЕСАХ ВСЕГО МИРА"     Эта фраза близкого друга и биографа Сент-Экзюпери доктора Жоржа Пелисье отнюдь не аллегория, и уж тем более не вымысел. Из книг самого Сент-Экса мир знает в основном о его полетах в Африке, Южной Америке и, разумеется, в Европе. Но история говорит и о другой Америке, Северной и Центральной, а именно о рекордном перелете Нью-Йорк — Огненная Земля, завершившемся аварией в Гватемале.     Кроме того, в 1934-1935 годах он работал чиновником по особым поручениям компании «Эр Франс» в Азии, — от Турции до Вьетнама, — где предпочитал, так сказать, «по поводу и без повода» перемещаться на аэропланах. В книгах много раз описывались вынужденные посадки в пустыне, чуть меньше аварийные приводнения гидросамолетов. Но в практике был совсем интересный случай.     «Его первое путешествие в Камбоджу прервала авария, — отказал мотор, когда он пролетал над затопленными лесами в бассейне Меконга. Дожидаясь спасательного катера, Сент-Экзюпери и его друг Пьер Годийер провели ночь среди этого беспорядочного смешения воды и суши, мирно беседуя под зудящее пенье москитов и кваканье лягушек.     Ну а потом, как известно, на его долю выпала и настоящая война…     6500 часов — цифра, немалая сама по себе, но учитывая все вышесказанное… В общем те, кто утверждает, что летная биография Сент-Экзюпери не представляет из себя ничего особенного, просто не имеет представления о предмете разговора.     20 мая 1935 года в газете „Известия“ была опубликована статья, говорящая сама за себя:     О движущей силе     Я летал на самолете „Максим Горький“ незадолго до его гибели. Эти коридоры, этот салон, эти кабины, этот мощныи гул восьми моторов, эта внутренняя телефонная связь — все было не похоже на привычную для меня воздушную обстановку.     Но еще больше, чем техническим совершенством самолета, я восхищался молодым экипажем и тем порывом, который был общим для всех этих людей. Я восхищался их серьезностью и той внутренней радостью, с которой они работали… Чувства, которые обуревали этих людей, казались мне более мощной движущей силой, нежели сила восьми великолепных моторов гиганта.     Глубоко потрясенный, я переживаю траур, в который погружена сегодня Москва. Я тоже потерял друзей, которых только что узнал, но которые уже казались мне бесконечно близкими. Увы, они больше никогда не будут смеяться ветру в лицо, эти молодые и сильные люди.     Я знаю, что эта трагедия вызвана не технической ошибкой, не невежеством строителей или оплошностью экипажа. Эта трагедия не является одной из тех трагедий, которые могут заставить людей усомниться в своих силах. Не стало самолета-гиганта. Но страна и люди, его создавшие, сумеют вызвать к жизни еще более изумительные корабли — чудеса техники.     Антуан де Сект-Экзюпери, пилот и писатель, специальный корреспондент „Пари-Суар“.     Это был первый и последний визит Антуана в СССР. Разумеется, он не мог пройти мимо авиационной жизни страны. В полетах ему везло. Повезло, как видите, и в этом. АНТ-20 — гигант неба — самый большой летательный аппарат, на котором он когда-либо поднимался в воздух.     Сент-Экс был человеком нестандартным. Дух искательства повел его и дальше — на первые авиалинии.     LВ то время гражданская авиация едва расправляла крылья; мало кто предугадывал тогда ее поразительный расцвет. Просто в ту пору авиаторы были в чести.     Широкая публика считала, что все они какие-то чудаки, искатели приключений, правда, симпатичные, но что ими движет и к чему они стремятся — неясно.     Да, общественное мнение считало это авантюрой, да это требовало смелости, — но было обоснованно и базировалось на точных расчетах. Сент-Экзюпери принадлежал к когорте самых затребованных в тогдашней авиации людей — тех, кто соединяет храбрость и хладнокровие, обладает логическим мышлением. Вот как оценивалась начальством его работа в Кап-Джуби:     »Исключительные данные, пилот редкой смелости, отличный мастер своего дела, проявил замечательное хладнокровие и редкую самоотверженность. Начальник аэродрома в Кап-Джуби, в пустыне, окруженный враждебными племенами, постоянно рискуя жизнью, выполняя свои обязанности с преданностью, которая превыше всяких похвал. Провел несколько блестящих операций.     Неоднократно летал над наиболее опасными районами, разыскивая взятых в плен враждебными племенами летчиков Рена и Серра. Спас из области, занятой крайне воинственным населением, раненый экипаж испанского самолета, едва не попавший в руки мавров.     Без колебаний переносил суровые условия работы в пустыне, повседневно рисковал жизнью. Своим усердием, преданностью, благородной самоотверженностью внес огромный вклад в дело французского воздухоплавания, значительно содействовал успехам нашей гражданской авиации..."     Было в биографии Антуана одно предприятие, которое можно назвать действительно авантюрным. Рассказ о его завершении — авария 1935 года в Ливийской пустыне, — вошел в «Планету людей», но это, как говорят, вершки. А вот корешки…     Сент-Экс узнал о крупном денежном призе за рекорд маршрута Париж-Сайгон и решил принять вызов — в то время он как раз очень нуждался в деньгах. Правда, времени (да, собственно, и средств) на подготовку уже не оставалось, — но он рискнул. В самолете не было даже радиостанции, которую сняли, чтобы взять лишнюю канистру бензина и если бы не тот случайный бедуин… Вот уж истинно Судьба, которой видно, было угодно дальнейшее продолжение его творчества!     Второй перелет Нью-Йорк — Огненная Земля в 1938-м готовился по всем правилам, но на аэродроме Гватемалы какой-то «бедуин» — заправщик по ошибке залил в баки слишком много топлива. Жара, разреженный воздух (аэродром располагался почти на 1,5 км выше уровня моря) и короткая полоса не оставили шансов, — перегруженная машина рухнула, едва оторвавшись от земли. Сент-Экзюпери и его механик Прево извлечены из-под груды обломков и госпитализированы. Здесь вины организаторов и экипажа не было. Видно, опять Судьба.     LДРУГ, ЭТО ВОЙНА…     В 1937-м корреспондент «Пари-Суар» Сент-Экзюпери на собственном самолете прибыл в охваченную гражданской войной Испанию. Он не был «испанским летчиком», но его задача была не менее важной. Великие державы испытывали там новое оружие — технологии «информационной войны» — и появление на фронтах невиданного доселе количества всемирно известных деятелей культуры (Сент-Экс был лишь одним из многих знаменитых писателей, журналистов, кинорежиссеров и т.п.) далеко не случайно.     Испытания прошли успешно, — никогда раньше слово не оказывало такого влияния на ход войны, — и позже Сент-Экзюпери воспользуется этой силой для привлечения США к освобождению Франции от нацистов.     В марте 1939-го Сент-Экзюпери отправился в Третий Рейх.     «Он возвратился в Париж назавтра после вступления немцев в Прагу, отказавшись от обещанного ему свидания с Герингом, — он ни часу больше не хотел оставаться во враждебном государстве, глава которого уже сбросил маску, — писал Жорж Полисье. — Кто же производит столько машин и оставляет без укрытия, под дождем и ветром, если не думает пустить их в дело немедленно! Милый друг, это война!».     Малоизвестная страница жизни Сент-Экзюпери, связанная с войной, касается его деятельности как изобретателя. Еще до начала активных боевых действий он разработал принцип ночной маскировки наземных объектов с помощью… света.     LВ начале войны, — писал Полисье, — пролетая ночами над затемненной Тулузой, он заметил, что в ясную ночь можно различить планировку города всю, до малейших подробностей и, нетрудно сбросить бомбы на любую цель.     Затемнение очень плохо маскировало Тулузу. Окутанный потоком света Буэнос-Айрес, который он наблюдал в почтовом рейсе, был укрыт превосходно. Стало быть, чтобы замаскировать город, лучше не затемнить его, а осветить. Но это лишь на худой конец. Таким образом, прячешь отдельные подробности, но обнаруживаешь всю цель.     И Сент-Экс тут же находит отличный способ сбить противника с толку: надо его ослепить! Он никогда не распознает ночью города и отдельные цели, если залить их широкой полосой очень ярких, равномерно распределенных огней. Сент-Экс разработал свой проект всесторонне, до тончайших технических подробностей…     Его изобретением заинтересовались военные специалисты… Первые практические испытания дали отличные результаты. Но опыт этот не удалось продолжить: его прервало немецкое вторжение".     Именно он предложил бороться с замерзанием пулеметов на больших высотах, используя специальную смазку, которая поглощала бы конденсирующиеся пары и предотвращала, соответственно, заклинивание оружия.     Рассказывают, что он предвидел будущее господство реактивных двигателей, появление радара и даже ядерного оружия, но здесь он выступал, скорее, как глубокий мыслитель со способностями инженера.     В июле 1940-го, когда до перемирия (так французские политики предпочитали называть капитуляцию своей страны) оставались считанные дни, в группе 2/33, в которой воевал Сент-Экс, приказывают эвакуироваться в Алжир, и он предпринимает отчаянную попытку хоть чем-то еще помочь продолжению борьбы с нацизмом.     В Бордо, прямо с завода, он уводит большой четырехмоторный «Фарман-223» и загрузив в него несколько десятков «непримиримых» французских и польских авиаторов, берет курс на юг. Но вскоре перемирие подписывают и в Северной Африке, и он уезжает в США.     Теперь для Сент-Экзюпери оружием является только слово. В 1942-м выходит в свет «Военный летчик». Любопытно, что эту книгу сразу запрещают как нацисты и марионеточное правительство Виши, так и… сторонники де Голля. Причем первые — за пропаганду непокорности и сопротивления, а вторые — за якобы «пораженческие настроения».     Однако она продолжает издаваться подпольно. А в 1943 году он снова взялся за оружие, прибыв в Северную Африку с американским экспедиционным корпусом.     К началу «странной войны» 1939 года Антуан обладал авторитетом, достаточным для того, чтобы как-то влиять на свое назначение при мобилизации. И он попросился в истребители — благо, опыт маневренного воздушного боя имелся.     Кроме того, одноместный истребитель идеально соответствовал его представлениям о борьбе — один на один, глаза в глаза с врагом, когда исход боя целиком зависит от мастерства пилота, его единства со своей машиной…     Однако возраст и результаты медкомиссии (плюс желание руководства страны уберечь знаменитого писателя) позволили ему попасть лишь на бомбардировщики, — да и то инструктором учебного подразделения. Конечно, его это не удовлетворило.     К тому же, как вспоминали друзья, он не принимал для себя самой концепции бомбардировочной авиации, «несущей смерть вслепую, всем без разбора».     Сент-Экс продолжает всеми способами «доставать» командование и, в конце концов его отправляют в боевую эскадрилью 2/33, пилотом Bloch B.174-дальнего разведчика, созданного на базе бомбардировщика.     Но самое интересное, что потом эта ситуация повторилась. После капитуляции Сент-Экс добивался отправки на Восточный фронт, в эскадрилью «Нормандия», но получил отказ. А в 1943-м в Северной Африке американцы назначили его вторым пилотом на бомбардировщик В-26 — опять же, в подразделение, которому активные боевые действия, что называется, «не светили».     Но неутомимый Сент-Экс добился возвращения в свою эскадрилью. На этот раз на ее вооружении состояли самолеты «Локхид» Р-38F-4 и Р-38F-5 — разведывательные варианты «Лайтнинга». В отличие от тихоходных В..174, «Лайтнинги» чувствовали себя в военном небе Европы гораздо вольготнее. Не мешало даже отсутствие вооружения — они легко уходили от любого преследования. По крайней мере, почти от любого. Действительно, лишь несколько типов новейших германских машин могли тягаться с ними в скорости и высоте полета. Но «Фокке-Вульф» FW-190D-9 принадлежал именно к таким.     И 31 июля 1944-го пара этих истребителей успешно перехватила у французского побережья разведчик типа «Лайтнинг», который"… после боя загорелся и упал в море" — как сообщило немецкое радио. В тот день не вернулся с задания майор де Сент-Экзюпери. Его маршрут проходил как раз в этом районе…     Именно немцы посмертно удостоили Сент-Экзюпери той оценки, которой более всего тогда желал и он сам, признали его достойным противником, сраженным в открытом бою.     Антуан де Сент-Экзюпери зажег свою звезду. Она будет вечно сиять над Планетой Людей, служа маяком на пути всех романтиков и искателей Истины. ...

Сент-Экзюпери А. вариант 3
    Антуан де Сент-Экзюпери     (1900 — 1944)    Биография    Его служба в качестве пилота самолета-разведчика была постоянным вызовом здравому смыслу: Сент-Экзюпери с трудом втискивал в тесную кабину свое грузное, изломанное в многочисленных катастрофах тело, на земле он страдал от 40-градусной алжирской жары, в небе, на высоте десять тысяч метров, — от боли в плохо сросшихся костях. Он был чересчур стар для военной авиации, внимание и реакция подводили его — Сент-Экзюпери калечил дорогие самолеты, чудом оставаясь живым, но с маниакальным упрямством вновь поднимался в небо. Закончилось это так, как должно было закончиться: во французских авиационных частях зачитают приказ о подвиге и награждении бесследно исчезнувшего майора де Сент-Экзюпери.    Мир потерял удивительно светлого человека. Пилоты группы дальней разведки вспоминали, что весной и летом 1944 года Сент-Экзюпери казался «потерявшимся на этой планете» — он по-прежнему умел делать счастливыми других, но сам был глубоко несчастен. А друзья говорили, что в 44-м опасность была ему нужна, «как таблетка болеутоляющего»; Сент-Экзюпери и раньше никогда не боялся смерти, теперь же он ее искал.    Маленький принц бежал с Земли на свою планетку: одна-единственная роза казалась ему дороже всех богатств Земли. Такая планетка была и у Сент-Экзюпери: он постоянно вспоминал детство — потерянный рай, куда не было возврата. Майор все время просил дать ему для патрулирования район Аннесси и, окутанный облачками от разрывов зенитных снарядов, скользил над родным Лионом, над замком Сент-Морис де Реман, когда-то принадлежавшим его матери. С тех пор прошла не одна — несколько жизней, но только здесь он был по-настоящему счастлив.    … Серые стены, увитые плющом, высокая каменная башня — в раннем средневековье ее сложили из больших круглых валунов, а в XVIII веке перестроили. Когда-то господа де Сент-Экзюпери пересиживали здесь набеги английских лучников, рыцарей-разбойников и собственных крестьян, а в начале XX века изрядно обветшавший замок приютил овдовевшую графиню Мари де Сент-Экзюпери и ее пятерых детей. Мать и дочери заняли первый этаж, мальчики обосновались на третьем. Огромная входная зала и зеркальная гостиная, портреты предков, рыцарские латы, драгоценные гобелены, обитая штофом мебель с полустершейся позолотой — старый дом был полон сокровищ, но маленького Антуана (в семье все звали его Тонио) привлекало не это. За домом был сеновал, за сеновалом — огромный парк, за парком тянулись поля, все еще принадлежащие его роду. На сеновале рожала черная кошка, в парке жили ласточки, в поле кувыркались кролики и шныряли крошечные мыши, для которых он строил домики из щепок, — живность занимала его больше всего на свете. Он пробовал приручать кузнечиков (Тонио сажал их в картонные коробки, и они погибали), выкармливал птенцов ласточки смоченным в вине хлебом и рыдал над опустевшим мышиным домиком — свобода оказалась дороже ежедневной порции крошек. Тонио дразнил брата, не слушал гувернантку и вопил на весь дом, когда мать шлепала его сафьяновой туфлей. Маленький граф любил все, что его окружало, и все любили его. Он пропадал в поле, отправлялся в дальние походы вместе с лесником и думал, что так будет продолжаться вечно.    Детьми занималась гувернантка, на домашних праздниках они танцевали, одетые в камзолы XVIII века; их воспитывали в закрытых колледжах — образование Антуан завершил в Швейцарии...    Но мадам де Сент-Экзюпери знала цену этой благодати: положение семьи было отчаянным. Граф Жан де Сент-Экзюпери скончался, когда Тонио не было и четырех лет, состояния он не оставил, а имение приносило все меньший доход. Заботиться о своем будущем детям предстояло самим — взрослый мир, поджидавший разорившихся аристократов за воротами замка, был холоден, равнодушен и пошл.    До 16 лет юный граф жил совершенно беззаботно — Тонио притаскивал домой животных, возился с моделями моторов, дразнил брата и изводил учительницу сестер. Мыши все время разбегались — и он принес в замок белую крысу; зверюшка оказалась на удивление ласковой, но в один скверный день с ней разделался не переносивший грызунов садовник. Потом в нем проснулся Эдисон, и он принялся собирать механизмы. Телефон из жестянок и консервных банок работал отлично, а паровой двигатель взорвался прямо в руках — от ужаса и боли он потерял сознание. Затем Тонио увлекся гипнозом и терроризировал бонну, обожавшую сладкое, — наткнувшись на повелительный взгляд ужасного ребенка, несчастная старая дева замирала над коробкой вишни в шоколаде, как кролик перед удавом. Антуан был проказлив и очарователен — ладный, крепкий, со светло-русой кудрявой головой и мило вздернутым носом...        Детство кончилось, когда от лихорадки умер любимый брат Франсуа. Он завещал Антуану велосипед и ружье, причастился и отошел в мир иной — Сент-Экзюпери навсегда запомнил его спокойное и строгое лицо. Тонио уже семнадцать — впереди военная служба, а затем надо думать о карьере. Детство кончилось — и вместе с ним исчез прежний золотоволосый Тонио. Антуан вытянулся и подурнел: волосы распрямились, глаза округлились, брови почернели — теперь он был похож на совенка. В большой мир вышел нескладный, застенчивый, нищий, не приспособленный к самостоятельной жизни, исполненный любви и веры юнец — и мир тут же набил ему шишки.    Антуана де Сент-Экзюпери призвали в армию. Он выбрал авиацию и отправился служить в Страсбург. Мать давала ему денег на квартиру: сто двадцать франков в месяц (для мадам де Сент-Экзюпери это была очень большая сумма!), и у сына появилось пристанище. Антуан принимал ванну, пил кофе и звонил домой по своему собственному телефону. Теперь у него было время для досуга, и он не мог не влюбиться.    Мадам де Вильморен была настоящей светской дамой — молодая вдова со связями, состоянием и большими амбициями. Ее дочь Луиза славилась умом, образованностью и нежной красотой. Правда, она не отличалась крепким здоровьем и около года провела в постели, но это только добавляло ей очарования. Луиза, утопая в подушках, принимала гостей в тончайшем пеньюаре — и двухметровый здоровяк Сент-Экзюпери совершенно потерял голову. Он написал матери, что встретил девушку своей мечты, и вскоре сделал предложение.    Такая партия была бы идеальной для обедневшего аристократа, но мадам де Вильморен будущий зять пришелся не по вкусу. У юноши нет ни состояния, ни профессии, а вот странностей хоть отбавляй — и ее дочь всерьез собирается сделать эту глупость! Госпожа Вильморен плохо знала свое дитя: Луизе, конечно, нравилась роль невесты графа, но замуж она не спешила. Все кончилось, когда Сент-Экзюпери, взявшийся без ведома начальства испытывать новый самолет, рухнул на землю через несколько минут после взлета. Он пролежал в больнице несколько месяцев, и за это время Луизе надоело ждать, у нее появились новые поклонники; девушка подумала и решила, что мать, пожалуй, права.    Сент-Экзюпери будет помнить ее всю жизнь. Шли годы, но он все писал Луизе, что по-прежнему ее помнит, что она все так же ему нужна… Луиза уже жила в Лас-Вегасе: туда ее увез муж, занимавшийся торговлей. Он месяцами пропадал по своим делам, в городке то и дело бушевали пыльные бури, и когда Луиза выходила из дома, ковбои спешивались и свистели вслед. Ее жизнь не удалась, а Антуана, к этому времени уже известного писателя, изводили просьбами об автографах… Луизе это казалось странным недоразумением: бывший жених казался ей самым большим неудачником из всех, кого она знала.    Армейская служба подошла к концу, и Сент-Экзюпери отправился в Париж. Годы, последовавшие за этим, стали сплошной цепью неудач, разочарований и унижений. Он с треском провалил экзамен в Морскую академию и, по установленным во Франции правилам, потерял право на высшее образование. Бессмысленные и бесплодные занятия архитектурой, жизнь за счет матери (на этот раз она сняла ему очень плохую квартиру — деньги семьи кончались), обеды у знакомых, завтраки в дешевых кафе и ужины на светских раутах, удручающе однообразные Колетты и Полетты — вскоре Антуан устал и от них, и от себя самого. Он жил как птица небесная: поселившись у великосветских знакомых, граф мог уснуть в ванне, затопить нижний этаж и, проснувшись от яростного вопля хозяйки, спросить ее с трогательным укором: «Почему ты так ужасно ко мне относишься?» Антуан поступил на службу в контору черепичного завода и, уснув посреди рабочего дня, пугал сослуживцев криком: «Мама!» Наконец чаша директорского терпения переполнилась, и потомок рыцаря Святого Грааля, в чьем роду были управляющий королевским двором, архиепископы и полководцы, стал коммивояжером. И прежняя и нынешняя работа внушала ему глубокое отвращение; из дома по-прежнему приходили деньги, и он тратил их на частные уроки, которые брал у профессоров Сорбонны.    А потом мать написала Антуану, что ей придется продать замок… И милый парижский шалопай, считавший себя законченным неудачником, ступил на путь, приведший его к славе.        Дидье Дора, директор авиакомпании «Лакоэтер», вспоминал, как в его кабинет вошел «рослый молодец с приятным голосом и сосредоточенным взглядом», «оскорбленный и разочарованный мечтатель», решивший стать пилотом. Дора отправил графа де Сент-Экзюпери к механикам, где тот с наслаждением принялся возиться с моторами, пачкая руки в смазке: впервые после замка Сент-Морис де Реман он чувствовал себя по-настоящему счастливым.    … Молитвенная скамеечка, обтянутая потертым красным бархатом, кувшин с горячей водой, мягкая постель, любимый зеленый стульчик, который он повсюду таскал за собой, ища по замку мать, старый парк — все это снилось ему в Париже, а в аэропорту Кап-Джуби, зажатом песками Аравийской пустыни, как-то забылось. Он спал на двери, положенной на два пустых ящика, писал и ел на перевернутой бочке, читал при свете керосиновой лампы и жил в ладу с собой — для внутреннего равновесия ему были необходимы ощущение постоянной опасности и возможность совершить подвиг. Дидье Дора был мудрым человеком: он знал, что у него есть пилоты и получше Экзюпери, но никто из них не может повести за собой других людей. С Антуаном чувствовали себя легко и свободно самые разные люди: ему были интересны все, и к каждому он находил свой ключ. Дора сделал его начальником аэропорта в Кап-Джуби, и в написанном через несколько лет представлении к ордену Почетного легиона о Сент-Экзюпери говорилось: "… Пилот редкой смелости, отличный мастер своего дела, проявлял замечательное хладнокровие и редкую самоотверженность, провел несколько блестящих операций. Неоднократно летал над наиболее опасными районами, разыскивая взятых в плен враждебными племенами летчиков Рене и Серра. Спас раненый экипаж испанского самолета, едва не попавший в руки мавров. Без колебаний переносил суровые условия жизни в пустыне, постоянно рискуя жизнью..."    Когда Сент-Экзюпери уезжал в Африку, за плечами у него был один-единственный опубликованный рассказ. В пустыне он начал писать: его первый роман «Южный почтовый» принес ему известность. Во Францию он вернулся знаменитым писателем — с ним заключили договор на семь книг сразу, у него появились деньги. Из авиации он ушел, после того как потерял работу его друг и начальник Дидье Дора. К этому времени Антуан де Сент-Экзюпери был женатым человеком...    Они встретились в Буэнос-Айресе, куда Сент-Экзюпери перевели с повышением — техническим директором компании «Аэропоста Аргентина». Консуэло Гомес Каррило была крошечной, неистовой, стремительной и непостоянной — она успела дважды побывать в браке (ее второй муж покончил жизнь самоубийством), любила приврать и обожала Францию. Под конец жизни она и сама запуталась в версиях собственной биографии: существуют четыре версии, описывающие их первый поцелуй.    … С буэнос-айресского аэродрома взмывает самолет и делает круг над городом: Сент-Экзюпери отрывается от штурвала, наклоняется к Консуэло и просит его поцеловать. В ответ пассажирка говорит, что: а) она же вдова, б) в ее стране целуют только тех, кого любят, в) некоторые цветы, если к ним приблизиться чересчур резко, сразу закрываются, г) она никого никогда не целовала против своей воли. Сент-Экзюпери пригрозил спикировать в реку, и она поцеловала его в щеку — через несколько месяцев Консуэло получила восьмистраничное письмо, заканчивавшееся словами: «С вашего разрешения ваш супруг».        Потом она прилетела к нему в Париж. Они поженились, а вскоре Антуана перевели в Касабланку — теперь он был по-настоящему счастлив. Консуэло была законченной мифоманкой и лгала так же естественно, как дышала, зато она могла увидеть в шляпе удава, проглотившего слона… Она была очаровательно непоседлива и, по словам друзей Сент-Экзюпери, «в беседе перепрыгивала с темы на тему, как козочка». Сутью этой верткой, слегка безумной девушки были ветреность и непостоянство, зато ее надо было опекать и защищать. Сент-Экзюпери чувствовал себя в своей стихии: в замке Сент-Морис де Реман он приручал кроликов, в пустыне — лис, газелей и пум, теперь ему предстояло опробовать свой дар на этом полудиком, неверном, прелестном существе.    Он был уверен, что у него получится: Сент-Экзюпери приручал всех, кто его окружал. Его обожали дети — он делал для них забавные бумажные вертолетики и отскакивавшие от земли мыльные пузыри с глицерином. Его любили взрослые, он славился как талантливый гипнотизер и виртуозный карточный фокусник; говорили, что последним он обязан своим необычайно ловким рукам, а разгадка между тем была в другом. Антуан моментально понимал, кто перед ним: скряга, ханжа или безалаберный добряк — и тут же чувствовал, какую карту тот загадает. Он никогда не ошибался, его суждения о людях были абсолютно верными — со стороны Сент-Экзюпери казался настоящим волшебником.    Он был необычайно добр: когда у него водились деньги, давал в долг направо и налево, когда они заканчивались — жил за счет друзей. Сент-Экзюпери мог запросто приехать к знакомым в полтретьего ночи, в пять утра позвонить семейным людям и начать читать только что написанную главу. Ему прощали все, ведь он и сам отдал бы другу последнюю рубашку. Возмужав, он стал необычайно привлекателен: чудесные глаза, фигура, словно сошедшая с древнеегипетских фресок: широкие плечи и узкие бедра образовывали почти идеальный треугольник… Такой мужчина, как он, мог сделать счастливой любую женщину — кроме Консуэлы Гомес Каррило.    Бедняжка вообще не могла быть счастливой: она постоянно жаждала новых приключений и потихоньку сходила с ума. Это еще больше привязывало к ней Сент-Экзюпери: за взрывами беспричинного гнева он видел скрытую нежность, за предательством — слабость, за безумием — ранимую душу. Роза из «Маленького принца» была списана с Консуэло — портрет получился точным, хотя и сильно идеализированным.        Первое время вид этой пары радовал душу: когда мсье и мадам де Сент-Экзюпери покинули Касабланку, местное общество словно осиротело. А Консуэло все позже приходила домой: у нее появились собственные друзья, и она стала завсегдатаем ночных клубов и артистических кафе. Она делалась все более странной: на прием графиня де Сент-Экзюпери могла прийти в лыжном костюме и горных ботинках. На одном из коктейлей она юркнула под стол и провела там весь вечер — на свет божий время от времени показывалась лишь ее рука с опустевшим бокалом.    О скандалах, разыгрывавшихся в доме Сент-Экзюпери, судачил весь Париж: Антуан никому не говорил о своих личных проблемах, зато Консуэло сообщала о них каждому встречному. Знаменитая авиакатастрофа 1935 года, когда Сент-Экзюпери во время перелета Париж-Сайгон на скорости 270 километров врезался в песок Ливийской пустыни, тоже была результатом домашних склок: вместо того чтобы выспаться перед вылетом, он полночи искал Консуэло по барам. Сент-Экзюпери сбился с маршрута, упал в двухстах километрах от Каира, встретил Новый год среди раскаленных песков, шагая вперед — под палящим солнцем, без воды и пищи. Его спас случайно встретившийся арабский караван. В Париже победителя пустыни ждали восторженные газетчики и вечно недовольная жена.    К началу Второй мировой войны Антуан был уже надломленным человеком: его измотала личная жизнь. Он искал утешение у других женщин. Но оставить Консуэло не мог — ее он любил, а любовь всегда сродни безумию. Уйти он мог только на войну: в 1940 году Сент-Экзюпери пилотирует высотный разведчик «Блох» и снова наслаждается скоростью, свободой и облачками разрывов зенитных снарядов вокруг своего самолета.    … Фронт прорван, немецкие танки рвутся к Парижу, дороги забиты толпами обезумевших беженцев. Сент-Экзюпери перегоняет в Алжир старый «Фарман», в который каким-то чудом уместились все летчики его эскадрильи. Из Африки он возвращается в Париж, а затем эмигрирует: Антуан не может жить в оккупированной стране. Но и в Нью-Йорке ему нет покоя — он пишет очень похожего на «последнее прости» «Маленького принца», не учит английский и тоскует по Консуэло. Жена приезжает — и возвращается ад: друзья рассказывают, как на одном из званых вечеров она битый час бросала ему в голову тарелки. Сент-Экзюпери с вежливой улыбкой ловил посуду, ни на секунду не прекращая говорить, — рассказчик он, как известно, был превосходный.    Консуэло всем и каждому жаловалась на его импотенцию: почему она должна расплачиваться за постоянные аварии мужа и его страсть к высоте?! Но других женщин это не смущало: у Сент-Экзюпери завязались романы с молодой актрисой Натали Пали, художницей Хеддой Стерни, бежавшей в Америку из Румынии; ему была готова посвятить жизнь юная Сильвия Рейнхардт. И хотя он не знал ни слова по-английски, а Сильвия не владела французским, им все же было хорошо вместе: она дарила ему тепло и покой, он читал ей свои рукописи, и то, в чем обвиняла мужа Консуэло, девушку совершенно не волновало. Сент-Экзюпери проводил у Сильвии все вечера, а на ночь возвращался домой и волновался, когда не находил там Консуэло, — он не мог с ней жить, но и обойтись без нее был не в состоянии.        На войну он отправился так же, как Маленький принц в путешествие по другим планетам, — ясно сознавая, что назад дороги нет. Понимало это и военное начальство, сделавшее все, чтобы Сент-Экзюпери не сел за штурвал самолета-разведчика, — в авиации его легендарная рассеянность стала притчей во языцех. Он и в молодости летал не по расчету, а по инстинкту, забывал захлопнуть дверцу, убрать шасси, подключал пустой бензобак и садился не на те дорожки. Но тогда его выручало исключительное внутреннее чутье, помогавшее спастись даже в самых безвыходных ситуациях, а теперь он был немолод, несчастен и очень нездоров — каждый пустяк превращался для него в мучение.    Пилоты эскадрильи любили Сент-Экзюпери так же, как и все, кто с ним сталкивался. Они тряслись над ним, как нянька над ребенком, к самолету его постоянно сопровождал встревоженный эскорт. На него натягивают комбинезон, а он не отрывается от детектива, ему что-то говорят, а он, по-прежнему не выпуская из рук книжку, поднимается в самолет, захлопывает дверь кабины… И летчики молятся о том, чтобы он отложил ее хотя бы в воздухе.    Грузный, стонущий во сне, с криво висящими орденом Почетного легиона и Военным крестом, в бесформенной фуражке — всем, кто был вокруг, хотелось его спасти, но Сент-Экзюпери слишком сильно рвался в воздух.    Он требовал, чтобы все вылеты в район Аннесси, где прошло его детство, остались за ним. Но ни один из них не прошел благополучно, и там же оборвался последний полет майора де Сент-Экзюпери. В первый раз он едва ускользнул от истребителей, во второй — сдал кислородный прибор и ему пришлось спуститься на опасную для безоружного разведчика высоту, в третий — отказал один из моторов. Перед четвертым вылетом гадалка предсказала, что он погибнет в морской воде, и Сент-Экзюпери, со смехом рассказывая об этом друзьям, заметил, что она скорее всего приняла его за моряка.        Пилот «Мессершмитта», патрулировавшего этот район, отрапортовал о том, что расстрелял безоружный «Лайтнинг П-38» (точно такой же, и у Сент-Экзюпери), — подбитый самолет отвернул, задымил и рухнул в море. Люфтваффе не засчитало ему победу: свидетелей боя не оказалось, а обломков сбитого самолета не нашли. И красивая легенда о сгинувшем в небе Франции писателе-летчике, человеке, которого арабы прозвали Капитаном птиц, продолжала жить: он исчез, растворился в средиземноморской лазури, ушел навстречу звездам — так же, как и его Маленький принц… ...

Сент-Экзюпери А. вариант 2
    Сент-Экзюпери Антуан де родился в 1900 г. в Лионе в семье аристократов, но воспитание получил в духе демократических традиций. Незаурядные способности к рисованию, технике, литературе привели и тому, что, получив среднее образование, он поступил в 1919 г. в Школу изящных искусств. Окончив школу, Сент-Экзюпери записался добровольцем в военно-воздушные силы, потом работал на черепичном заводе, учился на летчика. В 1926 г. получил диплом пилота гражданской авиации и стал работать на почтовых линиях. К этому времени относится публикация его первого рассказа «Летчик». В 1927— 1929 гг. служил начальником аэродрома в Северной Африке. На основе впечатлений тех времен создал высоко романтичный роман «Южный почтовый» (1929). В 1929—1934 гг. Сент-Экзюпери работал пилотом в Южной Америке, в Африке, был летчиком-испытателем. Оставаясь восторженным идеалистом, он написал роман «Ночной полет» (1931). В 1939 г. за книгу «Планета людей» получил весьма престижную литературную премию Французской академии. В 1937 г. отправился в Испанию газетным репортером. В репортажах, статьях и очерках клеймил фашизм, с начала Второй мировой войны сказалась ненавистью к фашизму. Сражался против захватчиков в качестве военного летчика.     В 1940 г. после вторжения гитлеровских войск во Францию эмигрировал в США. Там написал повести «Военный летчик» (1942) и «Письмо заложнику» (1943), одни из лучших в литературе движения Сопротивления. В 1943 г. перебрался в Северную Африку, и продолжил карьеру военного летчика. Там написал сказку «Маленький принц», которая признана вершиной его творчества. Летом 1944 г. не вернулся из разведывательного полета. Посмертно (1948) была опубликована незаконченная книга Сент-Экзюпери «Цитадель», состоящая из притч и афоризмов. ...

Bigreferat.ru - каталог учебной информации (c) 2013-2014 | * | Правообладателям