-



   Батюшков К.Н. вариант 4




doc.png  Тип документа: биографии


type.png  Предмет: Батюшков К.Н.


type.png  ВУЗ: Не привязан


size.png  Размер: 0 b

    Происходил из древнего дворянского рода, отец — Николай Львович Батюшков (1753—1817). Годы своего детства провёл в родовом имении — селе Даниловское. Семи лет от роду он ᴨᴏᴛерял мать, которая страдала душевной болезнью, по наследству перешедшей к Батюшкову и его старшей сестре Александре. Текст с сайта Биг Реферат РУ     В 1797 его отдали в Петербургский пансион Жакино, откуда в 1801 он перешёл в пансион Триполи. На шестнадцатом году жизни (1802) Батюшков оставил пансион и занялся чтением русской и французской литературы

. В это же время он близко сошёлся со своим дядей, известным Михаилом Никитичем Муравьёвым. Под его влиянием занялся изучением литературы древнего классического мира и стал поклонником Тибулла и Горация, которым он подражал в первых своих произведениях. Кроме того, под влиянием Муравьёва Батюшков вытрудился в себе литературный вкус и эстетическое чутьё.    В Петербурге Батюшков познакомился с представителями тогдашнего литературного мира. Особенно близко сошёлся он с Г. Р. Державиным, Н. А. Львовым, В. В. Капʜᴎϲтом, А. Н. Олениным, Н. И. Гнедичем

. В 1805 в журнале «Новости литературы» публикуется его стихотворение «Послание к стихам моем» — первое выступление Батюшкова в печати. Поступив в департамент миʜᴎϲтерства народного просвещения, Батюшков сблизился с некоторыми из своих сослуживцев, которые примыкали к карамзинскому направлению и основали «Вольное общество любителей словесности».    В 1805 в журнале «Новости литературы» публикуется его стихотворение «Послание к стихам моем» — первое выступление Батюшкова в печати.    В 1807 Батюшков записался в народное ополчение (милицию) и принял участие в прусском походе

. В битве под Гейльсбергом он был ᴘẚʜᴇн и должен был отправиться лечиться в Ригу

. В следующем 1808 году Батюшков принял участие в войне со Швецией, по окончании которой вышел в отставку и поехал к родным, в село Хантоново Новгородской губернии

. В деревне он скоро начал скучать и рвался в город: впечатлительность его стала почти болезненной, все больше и больше овладевала им хандра и предчувствие будущего сумасшествия.    В самом конце 1809 года Батюшков приехал в Москву и скоро благодаря своему таланту, светлому уму и доброму сердцу сыскал себе добрых друзей в лучших сферах тогдашнего московского общества. Из тамошних литераторов наиболее сблизился он с В. Л. Пушкиным, В. А. Жуковским, П. А. Вяземским и Н. М. Карамзиным. Годы 1810 и 1811 прошли для Батюшкова отчасти в Москве, где он приятно проводил время, отчасти в Хантонове, где он хандрил. Наконец, получив отставку от военной службы, он в начале 1812 отправился в Петербург и при помощи Оленина поступил на службу в Публичную Библиотеку; жизнь его устроилась довольно хорошо, хотя ᴇᴦᴏ постоянно тревожила мысль о судьбе его семейства и его самого: скорого повышения по службе нельзя было ожидать, а хозяйственные дела шли все хуже и хуже.    Между тем армия Наполеона вступила в пределы России и стала приближаться к Москве. Батюшков снова поступил на военную службу и в качестве адъютанта генерала Раевского вместе с русской армией совершил поход 1813—1814, окончившийся взятием Парижа.    Пребывание за границей имело большое влияние на Батюшкова, который там впервые познакомился с немецкой литературой и полюбил её. Париж и его памятники, библиотеки и музеи тоже не прошли бесследно для его впечатлительной натуры; но скоро он почувствовал сильную тоску по родине и, посетив Англию и Швецию, вернулся в Петербург. Через год он окончательно бросил военную службу, поехал в Москву, затем в Петербург, где он вошёл в Арзамас и принял активное участие в деятельности этого общества.         Памятник К. Н. Батюшкову, установленный в г. Вологда 28 мая 1987 года.    В 1816—1817 Батюшков гоᴛᴏʙит к печати свою книгу «Опыты в стихах и прозе», которую затем издаёт Гнедич. Книга благожелательно была встречена критикой и читателями.    В 1818 Батюшков достиг давно желаемой цели: он был определён на службу в неаполитанскую русскую миссию. Поездка в Италию была всегда любимой мечтой Батюшкова, но, отправившись туда, он почти сейчас же почувствовал невыносимую скуку, хандру и тоску. К 1821 ипохондрия приняла такие размеры, что он должен был оставить службу и Италию.    В 1822 расстройство умственных способностей выразилось вполне определённо, и с тех пор Батюшков в течение 34 лет мучился, не приходя почти никогда в сознание, и наконец скончался от тифа 7 июля 1855 в Вологде; похоронен в Спасо-Прилуцком монастыре, в пяти вёрстах от Вологды. Ещё в 1815 Батюшков писал Жуковскому о себе следующие слова: «С рождения я имел на душе чёрное пятно, которое росло, росло с летами и чуть было не зачернило всю душу»; не предвидел бедный поэт, что пятно не перестанет расти и так скоро совсем помрачит его душу.

Похожие документы


Батюшков К.Н. вариант 5
    Батюшков Константин Николаевич (1787 — 1855), поэт.     Родился 18 мая (29 н.с.) в Вологде в родовитой дворянской семье. Детские годы прошли в родовом имении — селе Даниловском Тверской губернии. Домашним воспитанием руководил дед, предводитель дворянства Устюженского уезда.     С десяти лет Батюшков обучался в Петербурге в частных иностранных пансионах, владел многими иностранными языками.     С 1802 жил в Петербурге в доме своего родственника М. Муравьева, писателя и просветителя, сыгравшую решающую роль в формировании личности и таланта поэта. Он изучает философию и литературу французского Просвещения, античную поэзию, литературу итальянского Возрождения. В течение пяти лет служит чиновником в Министерстве народного просвещения.     В 1805 дебютировал в печати сатирическими стихами «Послание к стихам моим». В этот период пишет стихи преимущественно сатирического жанра («Послание к Хлое», «К Филисе», эпиграммы).     В 1807 записывается в народное ополчение и в качестве сотенного начальника милиционного батальона отправляется в Прусский поход. В сражении под Гейльсбергом был тяжело ранен, однако остался в армии и в 1808 — 09 участвовал в войне со Швецией. Выйдя в отставку, целиком посвящает себя литературному творчеству.     Сатира «Видение на брегах Леты», написанная летом 1809, знаменует собой начало зрелого этапа творчества Батюшкова, хотя была опубликована только в 1841.     В 1810 — 12 активно сотрудничает в журнале «Вестник Европы», сближается с Карамзиным, Жуковским, Вяземским и другими литераторами. Появляются его стихотворения «Веселый час», «Счастливец», «Источник», «Мои Пенаты» и др.     Во время войны 1812 года Батюшков, из-за болезни не ушедший в действующую армию, испытал на себе «все ужасы войны», «нищету, пожары, голод», что позже нашло свое отражение в «Послании к Дашкову» (1813). В 1813 — 14 участвовал в заграничном походе русской армии против Наполеона. Впечатления войны составили содержание многих стихов: «Пленный», «Судьба Одиссея», «Переход через Рейн» и др.     В 1814 — 17 Батюшков много ездит, редко оставаясь на одном месте более полугода. Переживает тяжелый духовный кризис: разочарование в идеях просветительской философии. Нарастают религиозные настроения. Его поэзия окрашивается в печальные и трагические тона: элегия «Разлука», «Тень друга», «Пробуждение», «Мой гений», «Таврида» и др. В 1817 вышел сборник «Опыты в стихах и прозе», включивший в себя переводы, статьи, очерки и стихи.     В 1819 уезжает в Италию по месту новой службы — он назначен чиновником при неополитанской миссии. В 1821 им овладевает неизлечимая психическая болезнь (мания преследования). Лечение в лучших европейских клиниках не увенчались успехом — Батюшков уже не вернулся к нормальной жизни. Его последние годы прошли у родственников в Вологде. Умер от тифа     7 июля (19 н.с.) 1855. Похоронен в Спасо-Прилуцком монастыре.     Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.         БАТЮШКОВ Константин Николаевич (18.05.1787-7.07.1855), русский поэт. Родился в семье, принадлежавшей к старинному новгородскому дворянству. После ранней смерти матери воспитывался в частных петербургских пансионах и в семье писателя и общественного деятеля М. Н. Муравьева.     С 1802 — на службе в Министерстве Народного Просвещения (в т. ч. письмоводитель по Московскому университету). Сближается с радищевским Вольным обществом любителей словесности, наук и художеств, но быстро от него отходит. Гораздо теснее его творческие связи с кружком А. Н. Оленина (И. А. Крылов, Гнедич, Шаховской), где процветал культ античности. Деятельно сотрудничает в журнале «Цветник» (1809).     Вступает в литературный кружок «Арзамас», активно противостоящий «Беседе любителей русского слова», объединению патриотов-литераторов и языковедов (см.: Шишков А. С.). В сатире «Видение на берегах Леты» (1809) впервые употребил слово «славянофил».     В 1810-е Батюшков становится главой т. н. «легкой поэзии», восходящей к традиции анакреотики XVIII в. (Г. Р. Державин, В. В. Капнист): воспевание радостей земной жизни сочетается с утверждением внутренней свободы поэта от государственного строя, пасынком которого поэт себя ощущал.     Патриотическое воодушевление, охватившее Батюшкова в связи с Отечественной войной 1812, выводит его за пределы «камерной лирики». Под влиянием тягот войны, разрушения Москвы и личных потрясений поэт переживает духовный кризис, разочаровавшись в просветительских идеях.     В 1822 Батюшков заболевает наследственной душевной болезнью, навсегда пресекшей его литературную деятельность. ...

Батюшков К.Н. вариант 4
    Происходил из древнего дворянского рода, отец — Николай Львович Батюшков (1753—1817). Годы своего детства провёл в родовом имении — селе Даниловское. Семи лет от роду он потерял мать, которая страдала душевной болезнью, по наследству перешедшей к Батюшкову и его старшей сестре Александре.    В 1797 его отдали в Петербургский пансион Жакино, откуда в 1801 он перешёл в пансион Триполи. На шестнадцатом году жизни (1802) Батюшков оставил пансион и занялся чтением русской и французской литературы. В это же время он близко сошёлся со своим дядей, известным Михаилом Никитичем Муравьёвым. Под его влиянием занялся изучением литературы древнего классического мира и стал поклонником Тибулла и Горация, которым он подражал в первых своих произведениях. Кроме того, под влиянием Муравьёва Батюшков выработал в себе литературный вкус и эстетическое чутьё.    В Петербурге Батюшков познакомился с представителями тогдашнего литературного мира. Особенно близко сошёлся он с Г. Р. Державиным, Н. А. Львовым, В. В. Капнистом, А. Н. Олениным, Н. И. Гнедичем. В 1805 в журнале «Новости литературы» публикуется его стихотворение «Послание к стихам моем» — первое выступление Батюшкова в печати. Поступив в департамент министерства народного просвещения, Батюшков сблизился с некоторыми из своих сослуживцев, которые примыкали к карамзинскому направлению и основали «Вольное общество любителей словесности».    В 1805 в журнале «Новости литературы» публикуется его стихотворение «Послание к стихам моем» — первое выступление Батюшкова в печати.    В 1807 Батюшков записался в народное ополчение (милицию) и принял участие в прусском походе. В битве под Гейльсбергом он был ранен и должен был отправиться лечиться в Ригу. В следующем 1808 году Батюшков принял участие в войне со Швецией, по окончании которой вышел в отставку и поехал к родным, в село Хантоново Новгородской губернии. В деревне он скоро начал скучать и рвался в город: впечатлительность его стала почти болезненной, все больше и больше овладевала им хандра и предчувствие будущего сумасшествия.    В самом конце 1809 года Батюшков приехал в Москву и скоро благодаря своему таланту, светлому уму и доброму сердцу сыскал себе добрых друзей в лучших сферах тогдашнего московского общества. Из тамошних литераторов наиболее сблизился он с В. Л. Пушкиным, В. А. Жуковским, П. А. Вяземским и Н. М. Карамзиным. Годы 1810 и 1811 прошли для Батюшкова отчасти в Москве, где он приятно проводил время, отчасти в Хантонове, где он хандрил. Наконец, получив отставку от военной службы, он в начале 1812 отправился в Петербург и при помощи Оленина поступил на службу в Публичную Библиотеку; жизнь его устроилась довольно хорошо, хотя его постоянно тревожила мысль о судьбе его семейства и его самого: скорого повышения по службе нельзя было ожидать, а хозяйственные дела шли все хуже и хуже.    Между тем армия Наполеона вступила в пределы России и стала приближаться к Москве. Батюшков снова поступил на военную службу и в качестве адъютанта генерала Раевского вместе с русской армией совершил поход 1813—1814, окончившийся взятием Парижа.    Пребывание за границей имело большое влияние на Батюшкова, который там впервые познакомился с немецкой литературой и полюбил её. Париж и его памятники, библиотеки и музеи тоже не прошли бесследно для его впечатлительной натуры; но скоро он почувствовал сильную тоску по родине и, посетив Англию и Швецию, вернулся в Петербург. Через год он окончательно бросил военную службу, поехал в Москву, затем в Петербург, где он вошёл в Арзамас и принял активное участие в деятельности этого общества.         Памятник К. Н. Батюшкову, установленный в г. Вологда 28 мая 1987 года.    В 1816—1817 Батюшков готовит к печати свою книгу «Опыты в стихах и прозе», которую затем издаёт Гнедич. Книга благожелательно была встречена критикой и читателями.    В 1818 Батюшков достиг давно желаемой цели: он был определён на службу в неаполитанскую русскую миссию. Поездка в Италию была всегда любимой мечтой Батюшкова, но, отправившись туда, он почти сейчас же почувствовал невыносимую скуку, хандру и тоску. К 1821 ипохондрия приняла такие размеры, что он должен был оставить службу и Италию.    В 1822 расстройство умственных способностей выразилось вполне определённо, и с тех пор Батюшков в течение 34 лет мучился, не приходя почти никогда в сознание, и наконец скончался от тифа 7 июля 1855 в Вологде; похоронен в Спасо-Прилуцком монастыре, в пяти вёрстах от Вологды. Ещё в 1815 Батюшков писал Жуковскому о себе следующие слова: «С рождения я имел на душе чёрное пятно, которое росло, росло с летами и чуть было не зачернило всю душу»; не предвидел бедный поэт, что пятно не перестанет расти и так скоро совсем помрачит его душу. ...

Батюшков К.Н. вариант 3
    БАТЮШКОВ Константин Николаевич [18 (29) мая 1787, Вологда — 7 (19) июля 1855, там же], русский поэт.    Детство и юность. Начало службы    Родился в старинной, но обедневшей дворянской семье. Детство Батюшкова было омрачено смертью матери (1795) от наследственной душевной болезни. В 1797-1802 он обучался в частных пансионах в Петербурге. С конца 1802 Батюшков служил в Министерстве народного просвещения под началом М. Н. Муравьева, поэта и мыслителя, оказавшего на него глубокое влияние. При объявлении войны с Наполеоном Батюшков вступает в ополчение (1807) и принимает участие в походе на Пруссию (тяжело ранен под Гейльсбергом). В 1808 участвует в шведской кампании. В 1809 выходит в отставку и поселяется в своем имении Хантоново Новгородской губернии.    Начало литературной деятельности    Литературная деятельность Батюшкова начинается в 1805-1806 публикацией ряда стихов в журналах Вольного общества любителей словесности, наук и художеств. Одновременно он сближается с литераторами и художниками, группировавшимися вокруг А. Н. Оленина (Н. И. Гнедич, И. А. Крылов, О. А. Кипренский и др.). Оленинский кружок, ставивший своей задачей воскрешение античного идеала красоты на базе новейшей чувствительности, противопоставлял себя как славянизирующей архаике шишковистов (см. А. В. Шишков), так и французской ориентации и культу безделок, распространенному среди карамзинистов. Сатира Батюшкова «Видение на берегах Леты» (1809), направленная против обоих лагерей, становится литературным манифестом кружка. В эти же годы он начинает перевод поэмы Т. Тассо «Освобожденный Иерусалим», вступая в своего рода творческое состязание с Гнедичем, переводившим «Илиаду» Гомера.    «Русский Парни»    Литературная позиция Батюшкова претерпевает некоторые изменения в 1809-1810, когда он сближается в Москве с кругом младших карамзинистов (П. А. Вяземский, В. А. Жуковский), знакомится с самим Н. М. Карамзиным. Стихотворения 1809-1812, в т. ч. переводы и подражания Э. Парни, Тибуллу, цикл дружеских посланий («Мои Пенаты», «К Жуковскому») формируют определяющий всю дальнейшую репутацию Батюшкова образ «русского Парни» — поэта-эпикурейца, певца лени и сладострастия. В 1813 он пишет (при участии А. Е. Измайлова) одно из самых известных литературно-полемических произведений карамзинизма «Певец или певцы в Беседе славянороссов», направленное против «Беседы любителей русского слова».    Перелом    В апреле 1812 Батюшков поступает помощником хранителя манускриптов в петербургскую Публичную библиотеку. Однако начало войны с Наполеоном побуждает его вернуться на военную службу. Весной 1813 он отправляется в Германию в действующую армию и доходит до Парижа. В 1816 вышел в отставку.    Военные потрясения, как и переживаемая в эти годы несчастная любовь к воспитаннице Олениных А. Ф. Фурман, приводят к глубокому перелому в мироощущении Батюшкова. Место «маленькой философии» эпикуреизма и житейских наслаждений занимает убежденность в трагизме бытия, находящая свое единственное разрешение в обретенной поэтом вере в загробное воздаяние и провиденциальный смысл истории. Новый комплекс настроений пронизывает многие стихотворения Батюшкова этих лет («Надежда», «К другу», «Тень друга») и ряд прозаических опытов. Тогда же были созданы и его лучшие любовные элегии, посвященные Фурман,— «Мой гений», «Разлука», «Таврида», «Пробуждение». В 1815 Батюшков был принят в «Арзамас» (под именем Ахилл, связанным с его былыми заслугами в борьбе с архаистами; прозвище нередко превращалось в каламбур, обыгрывающий частые болезни Батюшкова: «Ах, хил»), однако разочарованный в литературной полемике, поэт не сыграл в деятельности общества заметной роли.    «Опыты в стихах и прозе». Переводы    В 1817 Батюшков выполнил цикл переводов «Из греческой антологии». В том же году вышло двухтомное издание «Опыты в стихах и прозе», в котором были собраны наиболее значительные произведения Батюшкова, в т. ч. монументальные исторические элегии «Гезиод и Омир, соперники» (переделка элегии Ш. Мильвуа) и «Умирающий Тасс», а также прозаические сочинения: литературная и художественная критика, путевые очерки, нравоучительные статьи. «Опыты...» укрепили репутацию Батюшкова как одного из ведущих русских поэтов. В рецензиях отмечалась классическая гармония лирики Батюшкова, породнившего русскую поэзию с музой юга Европы, прежде всего, Италии и греко-римской античности. Батюшкову принадлежит и один из первых русских переводов Дж. Байрона (1820).    Душевный кризис. Последние стихи    В 1818 Батюшков получает назначение в русскую дипломатическую миссию в Неаполе. Поездка в Италию составляла многолетнюю мечту поэта, но тяжелые впечатления от неаполитанской революции, служебные конфликты, чувство одиночества приводят его к нарастанию душевного кризиса. В конце 1820 он добивается перевода в Рим, а в 1821 едет на воды в Богемию и Германию. Произведения этих лет — цикл «Подражания древним», стихотворение «Ты пробуждаешься, о Байя, из гробницы...», перевод фрагмента из «Мессинской невесты» Ф. Шиллера отмечены усиливающимся пессимизмом, убежденностью в обреченности красоты перед лицом смерти и конечной неоправданности земного существования. Мотивы эти достигли кульминации в своего рода поэтическом завещании Батюшкова — стихотворении «Ты знаешь, что изрек, / прощаясь с жизнью, седой Мельхиседек?» (1824).    Болезнь    В конце 1821 у Батюшкова появляются симптомы наследственной душевной болезни. В 1822 он едет в Крым, где болезнь обостряется. После нескольких покушений на самоубийство его помещают в психиатрическую больницу в немецком городе Зоннештейне, откуда выписывают за полной неизлечимостью (1828). В 1828-1833 он живет в Москве, потом до смерти в Вологде под надзором своего племянника Г. А. Гревенса. ...

Батюшков К.Н. вариант 2
    Константин Николаевич Батюшков родился 18 (29) мая 1787 г. в Вологде в небогатой дворянской семье. Отроческие годы он проводит у своего двоюродного дяди, поэта и просветителя М.Н. Муравьева. Автор философских сочинений о нравственности, высшей целью жизни он считал «посвящение себя отечеству». Его воспитание сослужит добрую службу будущему поэту.     В Петербурге Батюшков заканчивает два частных пансиона и поступает на службу в министерство народного просвещения. Юношеская поэзия Батюшкова исполнена мечтательности, романтизма, но уже в первых стихотворениях чувствуется гармония в каждой строке.     Распространенной темой стихотворений в поэзии «Золотого века» были дружеские послания. «Письма к друзьям… мой настоящий род» — признавался Батюшков своему близкому другу юности Н.И. Гнедичу. Позднее этот род поэзии был продолжен Пушкиным, который считал Батюшкова одним из своих учителей. «Философ резвый и пиит, парнасский счастливый ленивец»,— называл его Александр Сергеевич.     В 1807 г. К.Н. Батюшков участвует в войне с Наполеоном в Восточной Пруссии, позже — в войне со Швецией, совершает поход в Финляндию. Тяжелые военные картины отразились в творчестве Батюшкова сквозь призму мечтательной любви к жизни.     О, Гейльсбергски поля!      в то время я не знал,     Что трупы ратников      устелют ваши нивы,     Что медной челюстью гром грянет с сих      холмов,     Что я мечтатель ваш счастливый,     На смерть летя против врагов,     Рукой зажав тяжелу рану,     Едва ли на заре сей жизни не увяну.     … Я вянул, исчезал, и жизни молодой,     Казалось солнце закатилось.     Но ты приблизилась,      о жизнь души моей…     «Воспоминания 1807 года»     Стихи Батюшкова отличаются своим благозвучием, музыкальным звучанием. Необычайна аллитерация: повторение согласного «с»: Какое счастие с весной воскреснуть ясной! // В глазах любви еще прелестнее весна!     В начале XIX в. Н. М. Карамзин проводит свою стилистическую реформу, целью которой было сблизить книжный язык с разговорным. Поддерживая его, Батюшков в 1809 г. пишет сатиру «Видение на холмах Леты». В ней автор выступает против А.С. Шишкова и С.Н. Глинки, борется с употреблением старославянских слов в поэзии. Будучи любителем античной культуры, европейской, и в особенности, итальянской поэзии, Батюшков не был сторонником убеждения славянофилов в том, что все русское превосходит над иностранным.     В 1812 г. поэт стал очевидцем пожара Москвы. «Гибель друзей, святыня, мирное убежище наук, все осквернено шайкою варваров!..», — пишет Константин Николаевич в письме другу.     В 1813 г. Батюшков участвует в битве под Лейпцигом. Памяти погибшего там друга И. А. Петина посвящено его стихотворение «Тень друга» (1814). В нем разлив морских волн автору напоминает погибшего товарища, заставляет нас задуматься о скоротечности жизни перед лицом вольной стихии и вечности. После пережитых военных событий в поэзии Батюшкова начинают звучать ноты разочарования и тревоги, возможно, это были предчувствия близящейся душевной болезни. «И чашу горести до капли впил он; // Казалось, небеса карать его устали», — говорит поэт в «Судьбе Одиссея». Не о своей ли судьбе продолжает он в «Элегии»: Я чувствую, мой дар в поэзии погас, И муза пламенник небесный потушила; Печальна опытность открыла Пустыню новую для глаз. Творчество Батюшкова буквально пронизано греческой мифологией, она делает его возвышенным, соединяя тонкой нитью с античностью. Большое место в творчестве занимают переложения греческих поэтов, а самым выдающимся из переводов стала элегия «Умирающий Тасс». «Вверяйся челноку! плыви!» — звучит мысль поэта, созвучная его другому произведению «Надежда»: «Мой дух! доверенность к Творцу!». Об элегии «Таврида», написанной в 1815 г., А.С. Пушкин отозвался: «По чувству, по гармонии, по искусству стихосложения, по роскоши небрежности воображения — лучшая элегия Батюшкова». В 1815 г. «философ резвый и пиит» был заочно принят в литературное общество «Арзамас», участниками которого были Жуковский, Вяземский, Василий Львович и Александр Сергеевич Пушкины. Более года (1816—1817) Батюшков работает в своем имении Хантонове над «Опытами в стихах и прозе». Этот сборник стал прижизненным изданием стихотворений и статей о русской поэзии, очерков о Ломоносове, Кантемире; статей о почитаемых Батюшковым поэтах «Ариост и Тасс», «Петрарка»; рассуждений на философские и общечеловеческие темы («О лучших свойствах сердца»). «…Живи, как пишешь, и пиши, как живешь», — звучат обращенные к нам слова Константина Николаевича Батюшкова. Надежды и последнюю радость в жизнь поэта приносит долгожданная поездка в Италию, на родину любимых им поэтов. Более двадцати лет жизни с неизлечимым душевным заболеванием Батюшков проводит в Вологде. Скончался он в 1855 году. «О, память сердца, ты сильней // Рассудка памяти печальной…», — звучат самые милые сердцу строки. ...

Батюшков К.Н. вариант 1
    Батюшков, Константин Николаевич, известный поэт. Родился 18 мая 1787 года в Вологде, происходил из старинного, но незнатного и не особенно богатого дворянского рода. Двоюродный дед его был душевнобольной, отец был человек неуравновешенный, мнительный и тяжелый, а мать (урожденная Бердяева) вскоре после рождения будущего поэта сошла с ума и была разлучена с семьей; таким образом, Б. в крови носил предрасположение к психозу. Детство Б. провел в родовом селе Даниловском, Бежецкого уезда, Новгородской губернии. Десяти лет был определен в петербургский французский пансион Жакино, где провел четыре года, а потом два года учился в пансионе Триполи. Здесь он получил самые элементарные общенаучные сведения да практическое знание французского, немецкого и итальянского языка; гораздо лучшей школой для него была семья его двоюродного дяди, Михаила Никитича Муравьева, писателя и государственного деятеля, который направил его литературный интерес в сторону классической художественной литературы. Натура пассивная, аполитическая, Б. к жизни и к литературе относился эстетически. Кружок молодежи, с которым он сошелся, вступив в службу (по управлению министерства народного просвещения, 1802 года) и в светскую жизнь, был также чужд политических интересов, и первые произведения Б. дышат беззаветным эпикуреизмом. Особенно подружился Б. с Гнедичем, посещал интеллигентный и гостеприимный дом А. Н. Оленина, игравший тогда роль литературного салона, Н.М. Карамзина, сблизился с Жуковским. Под влиянием этого круга Б. принял участие в литературной войне между шишковистами и «Вольным обществом любителей словесности, наук и художеств», к которому принадлежали друзья Б. Общее патриотическое движение, возникшее после аустерлицкого боя, где Россия потерпела жестокое поражение, увлекло Б., и в 1807 году, когда началась вторая война с Наполеоном, он вступил в военную службу, участвовал в прусском походе и 29 мая 1807 года был ранен под Гейльсбергом. К этому времени относится его первое любовное увлечение (к рижской немочке Мюгель, дочери хозяина дома, где поместили раненого поэта). В этом увлечении (оно отразилось в стихотворениях «Выздоровление» и «Воспоминание»", 1807 года) поэт проявил больше чувствительности, чем чувства; тогда же умер его руководитель Муравьев; оба события оставили болезненный след в его душе. Он заболел. Прохворав несколько месяцев, Б. вернулся в военную службу, участвовал в шведской войне, был в финляндском походе; в 1810 году поселился в Москве и сблизился с князем П. А. Вяземским, И. М. Муравьевым-Апостолом, В. Л. Пушкиным. «Здесь, — говорит Л. Майков, — окрепли его литературные мнения, и установился взгляд его на отношения тогдашних литературных партий к основным задачам и потребностям русского просвещения; здесь и дарование Б. встретило сочувственную оценку». Среди талантливых друзей и подчас «прелестниц записных» поэт провел здесь лучшие два года своей жизни. Возвратившись в начале 1812 года в Петербург, Б. поступил в Публичную Библиотеку, где тогда служили Крылов, Уваров, Гнедич, но в следующем году снова вступил в военную службу, побывал в Германии, Франции, Англии и Швеции. Из грандиозного политического урока, который получила тогда молодая Россия и в лице множества даровитых своих представителей завязавшая близкое знакомство с Европой и ее учреждениями, на долю Б., по условиям его психического склада, не досталось ничего; он питал свою душу почти исключительно эстетическими восприятиями. Вернувшись в Петербург, он узнал новое сердечное увлечение — он полюбил жившую у Оленина А. Ф. Фурман. Но, по вине его собственной нерешительности и пассивности, роман внезапно и жалко оборвался, оставив в душе его горький осадок; к этой неудаче прибавился неуспех по службе, и Б., которого уже несколько лет назад преследовали галлюцинации, окончательно погрузился в тяжелую и унылую апатию, усиленную пребыванием в глухой провинции — в Каменец-Подольске, куда ему пришлось отправиться со своим полком. В это время (1815 — 1817) с особенной яркостью вспыхнул его талант, в последний раз перед тем, как ослабеть и, наконец, угаснуть, что он всегда предчувствовал. В январе 1816 года он вышел в отставку и поселился в Москве, изредка наезжая в Петербург, где был принят в литературное общество «Арзамас» (под прозвищем «Ахилл»), или в деревню; летом 1818 года он ездил в Одессу. Нуждаясь в теплом климате и мечтая об Италии, куда его тянуло с детства, к «зрелищу чудесной природы», к «чудесам искусств», Б. выхлопотал себе назначение на дипломатическую службу в Неаполь (1818 год), но служил плохо, быстро пережил первые восторженные впечатления, не нашел друзей, участие которых было необходимо этой нежной душе, и стал тосковать. В 1821 году он решил бросить и службу и литературу и переехал в Германию. Здесь он набросал свои последние поэтические строки, полные горького смысла («Завещание Мельхиседека»), слабый, но отчаянный вопль духа, погибающего в объятиях безумия. В 1822 году он вернулся в Россию. На вопрос одного из друзей, что написал он нового, Б. ответил: «что писать мне и что говорить о стихах моих? Я похож на человека, который не дошел до цели своей, а нес он на голове сосуд, чем-то наполненный. Сосуд сорвался с головы, упал и разбился вдребезги. Поди, узнай теперь, что в нем было!» Пробовали лечить Б., несколько раз покушавшегося на самоубийство, и в Крыму, и на Кавказе, и за границей, но болезнь усиливалась. Умственно Б. ранее всех своих сверстников выбыл из строя, но физически пережил почти всех их; он умер в родной Вологде 7 июля 1855 года. В русской литературе, при незначительном абсолютном значении, Б. имеет крупное значение предтечи самобытного, национального творчества. Он стоит на рубеже между Державиным, Карамзиным, Озеровым, с одной стороны, и Пушкиным, с другой. Пушкин называл Б. своим учителем, и в его творчестве, в особенности юношеского периода, есть много следов влияния Б. Свою поэтическую деятельность, завершившуюся таким скорбным аккордом, он начал анакреонтическими мотивами: «О, пока бесценна младость не умчалася стрелой, пей из чаши полной радость»… «друзья, оставьте призрак славы, любите в юности забавы и сейте розы на пути»… «скорей за счастьем в путь жизни полетим, упьемся сладострастьем и смерть опередим, сорвем цветы украдкой под лезвием косы и ленью жизни краткой продлим, продлим часы!» Но эти чувства не все и не главное в Б. Сущность его творчества полнее раскрывается в элегиях. «Навстречу внутреннему недовольству его, — говорил его биограф, — шли с запада новые литературные веяния; тип человека, разочарованного жизнью, овладевал тогда умами молодого поколения… Б., быть может, один из первых русских людей вкусил от горечи разочарования; мягкая, избалованная, самолюбивая натура нашего поэта, человека, жившего исключительно отвлеченными интересами, представляла собой очень восприимчивую почву для разъедающего влияния разочарованности… Этой живой впечатлительностью и нежной, почти болезненной чувствительностью воспиталось высокое дарование лирика, и он нашел в себе силу выражать самые глубокие движения души». В ней отражения мировой скорби смешиваются с следами личных тяжелых переживаний. «Скажи, мудрец младой, что прочно на земле? где постоянно жизни счастье?» — спрашивает Б. («К другу», 1816): «минутны странники, мы ходим по гробам, все дни утратами считаем… все здесь суетно в обители сует, приязнь и дружество непрочно...». Его терзали воспоминания о неудачной любви: «О, память сердца, ты сильней рассудка памяти печальной»… («Мой гений»), «ничто души не веселит, души, встревоженной мечтами, и гордый ум не победит любви — холодными словами» («Пробуждение»): «напрасно покидал страну моих отцов, друзей души, блестящие искусства и в шуме грозных битв, под тению шатров, старался усыпить встревоженные чувства! Ах, небо чуждое не лечит сердца ран! Напрасно я скитался из края в край, и грозный океан за мной роптал и волновался» («Разлука»). В эти минуты его посещало сомнение в себе: «Я чувствую, мой дар в поэзии погас, и муза пламенник небесный потушила» («Воспоминания»). К элегиям принадлежит и лучшее из всех стихотворение Б., «Умирающий Тасс». Его всегда пленяла личность автора «Освобожденного Иерусалима», и в своей собственной судьбе он находил нечто общее с судьбою итальянского поэта, в уста которого он вложил грустное и гордое признание: «Так! я свершил назначенное Фебом. От первой юности его усердный жрец, под молнией, под разъяренным небом я пел величие и славу прежних дней, и в узах я душой не изменился. Муз сладостный восторг не гас в душе моей, и гений мой в страданьях укрепился… Земное гибнет все — и слава, и венец, искусств и муз творенья величавы… Но там все вечное, как вечен сам Творец, податель нам венца небренной славы, там все великое, чем дух питался мой»… Русский классицизм в поэзии Б. пережил благодетельный поворот от внешнего, ложного направления к здоровому античному источнику; в древности для Б. была не сухая археология, не арсенал готовых образов и выражений, а живая и близкая сердцу область нетленной красоты; в древности он любил не историческое, не прошедшее, а над-историческое и вечное — антологию, Тибулла, Горация; он переводил Тибулла и греческую антологию. Он ближе всех своих современников, даже ближе Жуковского, разнообразием лирических мотивов и, особенно, внешними достоинствами стиха, подошел к Пушкину; из всех предвестий этого величайшего явления русской литературы Б. самое непосредственное и по внутренней близости, и по времени. «Это еще не пушкинские стихи, — сказал Белинский об одной из его пьес, — но после них уже надо было ожидать не других каких-нибудь, а пушкинских. Пушкин называл его счастливым сподвижником Ломоносова, сделавшим для русского языка то же самое, что сделал Петрарка для итальянского». До сих пор остается в силе его лучшая оценка, данная Белинским. «Страстность составляет душу поэзии Б., а страстное упоение любви — ее пафос… Чувство, одушевляющее Б., всегда органически жизненно… Грация — неотступный спутник музы Б., что бы она ни пела»… В прозе, беллетристической и критической, Б. выказал себя, как назвал его Белинский, «превосходнейшим стилистом». Его особенно занимали вопросы языка и стиля. Литературной борьбе посвящены его сатирические произведения — «Певец в беседе славянороссов», «Видение на берегах Леты», большая часть эпиграмм. Б. печатался в разных журналах и сборниках, а в 1817 году Гнедич издал собрание его сочинений, «Опыты в стихах и прозе». Затем сочинения Б. вышли в 1834 году («Сочинения в прозе и стихах», издание И.И. Глазунова), в 1850 году (издание А.Ф. Смирдина). В 1887 году вышло монументальное классическое издание Л.Н. Майкова, в трех томах, с примечаниями Майкова и В.И. Саитова; одновременно Л.Н. Майков выпустил однотомное, общедоступное по цене издание, а в 1890 году дешевое издание стихотворений Б. с небольшой вступительной статьей (издание редакции «Пантеона Литературы»). Л.Н. Майкову принадлежит обширная биография Б. (в 1 т., изд. 1887 года). — Ср. А. Н. Пыпин «История русской литературы», т. IV; С.А. Венгеров «Критико-биографический словарь русских писателей и ученых», т. II; Ю. Айхенвальд «Силуэты русских писателей», выпуск I. Библиография указана у Венгерова — «Источники словаря русских писателей», т. I. ...

Bigreferat.ru - каталог учебной информации (c) 2013-2014 | * | Правообладателям